МОСКВА, 30 июл – РИА Новости. Научный коллектив «Розетты» опубликовал в журнале Science серию статей, в которых ученые рассказали об открытиях, совершенных посадочным модулем «Фила» в первые дни после его посадки на поверхность кометы Чурюмова-Герасименко в ноябре 2014 года.

О первых результатах работы «Филы» руководитель проекта, Жан-Пьер Бибрин (Jean-Pierre Bibring), частично рассказал еще 17 июня, когда посадочный модуль вышел на связь и у ученых появилась надежда, что им удастся продолжить изучение кометы.

Как тогда заявлял Бибрин, «Фила» обнаружил, что недра кометы по большей части состоят не из льда, как ожидали планетологи, а зерен пыли и органики. Комета, по его словам, представляет собой не «грязный ледяной шар», а «замороженный грязевой шар».
Эта неожиданная картина «кометного мира» была расширена в статьях, опубликованных сегодня Бибриным и его коллегами. К примеру, помимо большого количества пыли и органики, модулю «Фила» удалось обнаружить в недрах кометы огромное количество пустот, на которые приходится примерно 75-85% от ее объема.

Что примечательно, эти пустоты распределены по недрам кометы очень равномерно, что не позволяет говорить о том, что она является конгломератом из кусков льда и скоплений пыли, накапливавшихся на ее поверхности во время формирования Солнечной системы.

Другой неожиданной чертой геологического строения 67Р стало то, что на ее поверхности почти нет обнаженных залежей льда – снимки с камеры CIVA показывают, что она покрыта метровыми «булыжниками» из спекшейся пыли и органики, слепленных из очень крупных гранул. Пока среди научной команды ЕКА нет общего мнения о том, что соединяет эти зерна пыли.

Поиски ответа на этот вопрос затрудняет то, что 20-сантиметровый слой пыли на поверхности кометы Чурюмова-Герасименко не является «мертвым» – его постоянно перемешивают микроастероиды и прочие объекты, вроде «Филы», падающие на поверхность небесного тела.

Не обошлось и без относительных и полных неудач. К примеру, из-за «прыжков» и приземления на бок, «Фила» так и не смог забрать пробы грунта при помощи бура SD2 и проанализировать их химический состав. Но при этом заборные устройства лендера были забиты пылью во время одного из этих «пируэтов», что решило эту проблему.

комета Чурюмова-Герасименко

Анализ этой пыли при помощи прибора COSAC показал, что поверхность кометы очень богата органикой, в том числе и веществами, которые раньше не обнаруживались на других кометах – метилизоцианат, ацетон, пропальдегид, ацетамид и гликольальдегид. Достаточно неожиданным образом другому химическому инструменту «Филы» Ptolemy не удалось найти на поверхности кометы соединений серы, которые «Розетта» учуяла с орбиты.

Первые четыре вещества, как подчеркивают ученые, могут служить «кирпичиками» для образования аминокислот, основы белков и нуклеотидов, «букв» ДНК, а последнее – базой для появления примитивных сахаров. Все это означает, что ранняя Солнечная система содержала в себе все необходимые компоненты для зарождения жизни. Кроме того, планетологи подозревают, опираясь на данные с Ptolemy, что на поверхности 67Р могут присутствовать примитивные полимеры, что опять же увеличивает вероятность того, что кометы были «поставщиками органики» для Земли.

Более негативная ситуация сложилась с радаром CONSERT, при помощи которого ученые планировали найти ответ на один из главных вопросов кометы: почему она похожа по форме на гантель или утенка для ванной. Используя этот прибор и радар на борту «Розетты», Бибрин и его коллеги планировали «просветить» обе половинки гантели и понять, что их соединяет, однако этого не получилось сделать из-за разряда батарей «Филы».

Эта загадка кометы, как отмечает Штефан Уламек, главный менеджер миссии, еще может быть решена. По его словам, команда «Филы» пока не теряет надежды восстановить связь с аппаратом, и на это у ученых есть около 2-3 месяцев, пока комета находится в ближней к Солнцу части своей орбиты.



По материалам ria.ru